Законопроект: защита бизнеса от злоупотреблений силовиков?

Премьер-министр заявил о подготовке и внесении Кабмином в Парламент законопроекта, целью принятия которого является защита бизнеса от злоупотреблений силовиков: так называемых «маски-шоу», блокирования работы предприятий путем изъятия оригиналов документов, серверов и т.д. Попробуем объективно разобраться, насколько предложения Премьера необходимы, будут ли они действенной защитой украинских бизнесменов от нарушений со стороны правоохранителей. На данный момент на сайте Парламента нет данных о регистрации такого законопроекта, нет его текста и на официальном портале Кабинета Министров. Но есть информационные материалы (презентация законопроекта). Вот их и возьмем за основу анализа. Предлагаю рассматривать проект в таком ключе: что предлагается, в чем суть или причина предложения, будет ли достигнута цель? 1. Обязательная видеофискация судебных заседаний по рассмотрению следственными судьями ходатайств следователей и/или прокуроров о разрешении на проведения обыск. В чем смысл идеи? Бизнес, юридическое сообщество сетуют на то, что реально ходатайства органа расследования о разрешении на проведения обысков следственные судьи не рассматривают, а разрешают их проведение «вслепую», часто безосновательно. И осуществление видеосъемки заседания, а также обязательное приобщение диска с записью к делу нивелирует такие риски. То есть, не будет иного выхода, как провести заседание и заслушать доводы следователя и/или прокурора. Но! Не нужно рассчитывать на то, что видеофиксация как-то повлияет на результат рассмотрения ходатайства: следственный судья может заслушать ходатайство органа расследования и его удовлетворить, не смотря на то, фиксировался ли судебный процесс или нет. То есть, данное предложение, по нашему мнению, можно назвать «частично эффективным» — разрешений на обыск без проведения заседания избежать можно, а повлиять на результат рассмотрения — нет. Хотя, судьи, понимая, что слушание фиксируется на видео, возможно, будут более требовательными к следователям в плане предоставления ими достаточных и веских обоснований того, что обыск необходим. 2. Признание недопустимыми доказательств, полученных во время обыска, на который не был допущен защитник. Недопуск адвокатов на обыски — явление повсеместное. Его следствием может являться: проведение фактически допроса при проведении обыска (когда следователи, кроме обыскивания, еще и задают вопросы, которые имеют право задавать только при проведении иного следственного действия — допроса), хищения, давление на клиентов (разного рода и формы), не заявление клиентом ходатайств, не разъяснение его прав и так далее. Доказано, что присутствие адвоката при проведении обыска «благоприятно» сказывается на дальнейшей судьбе клиента в пределах уголовного производства и минимизирует риски злоупотреблений (хотя всем известны «беспредельные» действия силовиков и касательно самих адвокатов). Поэтому, мы за это предложение, считаем его рациональным и действенным механизмом защиты прав бизнеса (и в целом, обыскиваемых лиц). Защитнику (адвокату) останется доказать, что действительно прибыл к месту проведения обыска и до его окончания. 3. Запрет на выемку оригиналов документов, телефонов и серверов при обыске. С одной стороны, изъятие при обыске оригиналов документов, а также компьютерной технике как минимум усложняет дальнейшую работу предприятия, а в некоторых случаях и блокирует, поэтом для бизнеса это нововведение позитивно. Но! Стараясь быть объективными, мы не можем не признавать, что в некоторых случаях следователям действительно нужны именно оригиналы бумаг, а также компьютеры, телефоны для проведения определенных следственных действий. Например, необходимо с привлечением специалиста осуществить осмотр содержимого компьютера (имеется в виду электронная составляющая), телефона. Или провести почерковедческую экспертизу. Любой эксперт — почерковед скажет, что такой вид экспертизы не проводится по копиям документов. То есть, введение такого запрета в некоторых случаях может стать вредоносным для успешного расследования уголовного производства. Поэтому: предложение правительство и Премьер выдвинули хорошее для бизнеса, но объективно нехорошее для правоохранителей, и мы не уверены, что депутаты его поддержат. 4. Обязательная видео-фиксация проведения обыска. Проведение обыска без видео-фиксации означает признание недопустимыми всех доказательств, добытых в результате его проведения. Мы за, и еще раз за. Видеокамера стимулирует лиц, на которых она направлена, к нормальному и процессуально верному поведению. Конечно, возникают технические вопросы: оснащение следственных и оперативных подразделений видеокамерами (чтобы следователи не снимали обыск на собственный телефон), определение лица, уполномоченного видеосъемку осуществлять. Также к этой норме, как мы считаем, необходимо добавить положение о том, что носитель информации, на котором содержится видеозапись обыска, должен быть приобщен к протоколу обыска сразу после его завершения, а не приобщение такого носителя будет означать, что видео-фиксация не проводилась 5. Запрет повторно открывать ранее закрытые уголовные производства. Почему это предложено? Потому что нередки случаи, когда уголовное производство закрывается по основаниям, предусмотренным ст.284 УПК Украины, и бизнесмены вздыхают спокойно. Но через время уголовное производство по этому же факту открывается. Идея неплоха, но также может негативно повлиять и на эффективность расследования. Представим себе, что на момент закрытия производства действительно были основания для этого, например, не было доказательств, подтверждающих наличие в действиях лица состава уголовного правонарушения, или не было установлено лицо, которое можно объективно подозревать. Но потом доказательства появились (нашелся свидетель, было обнаружено вещественное доказательство и т.д.), но следователь и прокурор, следуя данному запрету, не смогут «реанимировать» производство, а значит и привлечь к ответственности виновное лицо. Но если рассматривать это предложение Кабмина как способ защиты бизнеса и исключительно со стороны бизнесмена, то оно позитивно. Хотя мы сомневаемся в его одобрении парламентом без нахождения компромиссного и действительного справедливого решения как для следствия, так и для предприятий. 6. Заявитель имеет право получить подтверждение регистрации уголовного производства (извлечение из Единого реестра уголовных расследований). Статья 214 УПК Украины дает следователю и/или прокурору 24 часа на то, чтобы внести сведения о преступлении, полученные от заявителя или других источников, в ЕРДР. Поэтому, без внесения изменений в вышеуказанную статью УПК Украины, это новшество работать не будет — следователь/прокурор не смогут выдать извлечение из ЕРДР заявителю сразу, до внесения сведений в этот реестр, и не будут считаться нарушившими права заявителя, т.к. имеют сутки на внесение таких сведений. Мы не считаем, что это предложение реально защитит заявителей. По нашему мнению, копии заявления об уголовном правонарушении с доказательствами его подачи, а также бездействия следователя, заключающегося в невнесении сведений в ЕРДР, достаточно для обжалования такого бездействия следственному судье в порядке ст.ст.303-307 УПК Украины. 7. Предоставление лицам, права которых ограничиваются, права на обжалование бездеятельности следователя, а также на подачу ходатайства о применении разумных сроков. Действительно, очень часто следователи по причине сильной загрузки или иной другой мягко говоря затягивают досудебное расследование или попросту не осуществляют по нему каких-либо значимых и нужных действий. Но! Считаем, что эффективность нововведения будет зависеть от формулировки определения «лица, права которого ограничиваются». Ведь подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, а также лицо, на чье имущество наложен арест, или чье имущество считается временно изъятым и не возвращается следователем, имеют процессуальную возможность защитить свои права, обращаясь с жалобами к следственному судье, прокурору как процессуальному руководителю или к вышестоящему прокурору (на основании ст.36 УПК Украины). В тоже время, положения статей 28, 114 УПК Украины позволяют обращаться к следственному судье с ходатайством о применении разумных сроков и установления конкретного срока для осуществления соответствующих процессуальных действий. Посмотрим, как на вышеуказанные предложения Премьера и его команды отреагируют народные избранники и в любом случае будем держать Вас в курсе. Адвокат Яков Гольдарб