Защитит ли закон 7275 права обыскиваемых?

Ранее в материале «Защита бизнеса от маски-шоу» (http://goldarb-advice.com/kommentariy-zakonoproyekta-zashchity-biznesa-ot-bespredela-silovikov/) мы анализировали законопроект Премьер-министра, направленный на защиту бизнеса от нарушений со стороны силовиков при проведении обысков и иных следственных мероприятий. За Законопроект 7275 16 ноября проголосовало 312 народных депутатов, таким образом, он принят. Осталось дождаться его подписания Президентом Украины.

Теперь же, видя текст уже принятого закона, предлагаю тезисно рассмотреть наиболее важные из принятых нововведений.

1. Вводится термин «другое лицо, чьи права и законные интересы ограничиваются во время досудебного расследования», которым считается лицо, относительно которого и/или имущества которого осуществляются процессуальные действия, определенные УПК Украины. Таким образом, собственник помещения, транспорта, в которых проводится обыск, будет считаться лицом, чьи права ограничены во время досудебного расследования.

2. Дополнен перечень оснований для признания доказательств недопустимыми. И так, недопустимыми будут считаться: — доказательства, добытые в ходе проведения обыска, если к его проведению не был допущен адвокат. При этом, доказать факт не допущения адвоката возлагается на него самого во время судебного рассмотрения уголовного производства.

— доказательства, добытые во время обыска, если определение о разрешении на его проведение вынесено следственным судьей без полной технической фиксации заседания, которая, согласно новому закону, осуществляется с помощью не только аудио, но и видеофиксирующей техники.

3. Копии информации и документов, скопированных следователем (с привлечением специалиста) с компьютеров, других информационных и/или телекоммуникационных систем, должны признаваться судом оригиналами документов.

Обратите внимание: после копирования (например, во время обыска) информации с компьютера, планшета на носитель, этот носитель остается у следователя, и не исключено, что в информацию, находящуюся на носители могут быть внесены нужные следствию изменения. А в силу императивности данной нормы (ч.4 ст.99 УПК Украины) суд будет обязан считать такую информацию оригиналом. Поэтому считаю, что риски, которые имели место и до запрета изъятия серверов и компьютерной техники, принятым законом не устранены.

4. Не могут быть использованы как доказательства действия и обстоятельства проведения обыска, не зафиксированные с помощью аудио- и видео-фиксации. А стороне защиты также предоставлено право беспрепятственной видео-фиксации проведения обыска.

5. Запрещается временное изъятие электронных информационных систем, мобильных терминалов систем связи, кроме случаев, когда их изъятие вместе с хранящейся на них информацией, необходимо для проведения экспертизы, или если такие объекты получены в результате совершения преступления, или являются средством или орудием его совершения, а также если доступ к ним ограничен собственником или пользователем путем установления паролей.

По моему мнению, остается достаточно возможностей «обойти» задекларированный запрет на изъятие серверов. Обратите внимание, что согласно п.1 переходных положений принятого закона, он вступает в силу со следующего дня за днем его опубликования, кроме норм о применении во время судебного рассмотрения видеозаписывающих технических средств, которые вступают в силу с 1 января 2019 года.

С видеофиксацией обысков все понятно — она будет обязательна со дня вступления в силу этого закона. Но возникает вопрос касательно видеофиксации судебного заседания по рассмотрению ходатайства на проведения обыска: с какого момента следственные судьи будут рассматривать такие ходатайства только при видео-фиксации, с момента вступления в силу этого закона, или все же с 01.01.2019 года? Ведь в законе сказано «кроме норм о применении видеозаписывающих средств во время судебного рассмотрения».

Судебное рассмотрение — часть, этап судебного производства, а следственный судья рассматривает ходатайства о проведении обыска на стадии досудебного расследования уголовного производства, а не на стадии его судебного рассмотрения.

В силу «не идеальной» терминологии в законе, может возникать неоднозначное его применение: защита будет считать, что следственные судьи, рассматривают ходатайства следователей о проведении обысков на стадии досудебного расследования, а потому требования о видео-фиксации судебного заседания будут обязательными со дня вступления в силу этого закона. А обвинение (и возможно, сами судьи), могут формально ссылаться на п.1 переходных положений анализируемого закона и утверждать, что термин «судебное рассмотрение», употребленный в этом пункте, распространяется и на следственных судей, что означает, что санкции на обыск подлежат обязательной видео-фиксации только с 2019 года.